Зачет-незачет: сделки с предпочтением или как проектной мастерской сохранить 105 млн.руб.?

Зачет-незачет: сделки с предпочтением или как проектной мастерской сохранить 105 млн.руб.?
Проектная мастерская в 2014г. получила заказ на архитектурный проект по реконструкции комплекса зданий. Решили, что договор с проектной мастерской заключит не заказчик, а генподрядчик, который будет вести все строительные работы.
Сказано - сделано: договор заключили, аванс получили, архитектурный проект поэтапно выполняли и передавали генподрядчику. Проектирование и строительство шли полным ходом на протяжении более 2-х лет.

При этом выполненные проектные работы оформлялись накладными на передачу, без оформления актов сдачи-приемки, УПД и пр.

В 2016 г. в отношении генподрядчика возбуждается дело о банкротстве.

Возник вопрос: что делать в такой ситуации? Ведь нужно продолжать стройку и обеспечить преемственность всех принятых проектных решений.

Стороны собрались и решили оформить трехсторонние соглашения, по которым проектная мастерская будет работать напрямую с заказчиком, по первоначально заключенному им договору с генподрядчиком.
По взаиморасчетам решили так: договор между проектной мастерской и генподрядчиком расторгнуть, полученные авансы вернуть и тут же их выплатить обратно проектной мастерской в счет того, что проектная мастерская приняла долг генподрядчика перед заказчиком по ранее полученным генподрядчиком авансам на проектирование.

На тот момент размер авансов составил 105 млн.руб., стоимость фактически выполненной документации примерно такая же.
Эти взаиморасчеты проектная мастерская и генподрядчик оформили документом, который назвали "соглашением о зачете".
Оформив документы и проведя соответствующие бухгалтерские проводки, проектная мастерская продолжила работать по прямому договору с заказчиком.

Спустя три года об этой ситуации напомнил конкурсный управляющий генподрядчика, который не согласился с тем, что стороны решили три года назад.
Конкурсный управляющий посчитал, что взаиморасчеты, а именно оформленное сторонами соглашение о зачете, проведены с предпочтением, а потому вся сумма 105 млн.руб. подлежит возврату проектной мастерской в конкурсную массу генподрядчика.

Как так? Работы же выполнены! А где взять 105 млн.руб.? У нас прямой договор с заказчиком, который уже оплатил эти работы! А кто нам повторно их оплатит? - эти и другие вопросы, закономерные с точки зрения бизнеса, лежали однако вне плоскости законодательства о банкротстве, а потому арбитражные управляющие не должны и не задаются ими.

Учитывая, что сделки зачета, совершенные после возбуждения дела о банкротстве, практически без сомнений признаются недействительными, нужно было найти иное объяснение соглашению о зачете, лежащее за пределами оснований его оспаривания.
В банкротстве ситуация всегда осложняется тем, что суд может применить любое основание недействительности, которые посчитает возможным, вне зависимости от того, что заявил управляющий. Поэтому здесь зачастую приходится учитывать не только позицию управляющего, но и все возможные основания, по которым такая сделка может быть оспорена.

Мы проанализировали все взаиморасчеты в рамках проекта, касаемо как платежей от заказчика генподрядчику так и от генподрядчика проектной мастерской, а также сами сделки по передаче договоров и сделали выводы по экономическому результату такой передачи.

В результате, были сформированы основные положения, которые легли в основу возражений:

  1. все взаиморасчеты происходили "внутри" отдельной сделки по передаче договора, а потому как такового зачета стороны не совершали, поскольку нельзя, например, признать зачетом оплату аванса и последующее закрытие такого аванса выполненными работами.
  2. в силу характера правоотношений проектная мастерская кредитором генподрядчика не являлась, а потому и не могла прекратить обязательства зачетом.
  3. передача договора имела положительный экономический эффект для генподрядчика, поэтому признание сделки недействительной не будет способствовать интересам кредиторов генподрядчика, вред для которых отсутствует.

Позиция также дополнялась и иными доводами, которые опровергали установленные законом презумпции недействительности.

Итог :  в удовлетворении требований управляющего было отказано.